Комикс в образовании: есть ли польза от дела?
24.09.2002
Комментарий Александра Дворянкина - главного редактора журналов комиксов «Барклай» и «Z-index»
Негативное отношение в России к комиксу связано, на мой взгляд, с двумя факторами. Во-первых, комикс традиционно воспринимается у нас как некий сжатый, уплощенный до предела текст, а значит, по логике массового сознания, примитивный, лишённый внутренних смыслов. Можно читать "Гамлета" с первой до последней страницы, погружаясь в текст, постигая его смыслы, а можно знакомство с великим произведением свести к чтению его сокращённого варианта или вообще к рассматриванию серии картинок, созданных по его мотивам. Быстро, легко, удобно, но, вместо того чтобы читать многослойное художественное произведение, дети знакомятся лишь с его сюжетно-событийной конструкцией. Этого допустить нельзя, ребёнок должен читать, а если комикс отдаляет его от книги, отучает думать, значит, он плох. Это традиционная педагогическая позиция. О том, насколько она верна, и правомерно ли сопоставлять комикс и книгу - позже. Вторая позиция - тоже традиционная. Я бы назвал её охранительной. Комикс - явление западное и большинство комиксов на нашем рынке тоже западные, созданные в традициях западной культуры. Сталкиваясь на их страницах с малопонятными реалиями и чуждыми культурными героями, мы протестуем, стремимся найти нечто родное и близкое. Однако не находим и отдаляемся от комикса, пополняя ряды его недоброжелателей.

Но комикс - всего лишь форма, которая может наполняться любым содержанием. Поэтому, как только появятся комиксы, сделанные на отечественном материале: с русскими героями, сюжетами, графикой, приверженцев у этой охранительной позиции просто не останется. Что касается первой позиции, связанной с примитивностью комикса, то здесь тоже не всё так однозначно и просто. Современное искусство - вещь сложная и многообразная, появляются новые направления, жанры, новые виды художественных текстов. Комикс - один из них. Поэтому он, как и любой другой художественный текст - литературный, кинематографический или какой-то другой, - тоже может быть многослойным, сложным для восприятия. Всё зависит от замысла художника, этот текст создающего, и его мастерства. Выразить ту или иную идею в визуальном ряде посредством линии и цветового пятна - дело непростое. Писателю в этом отношении легче. Кадр комикса имеет нечто общее с карикатурой. И там и здесь художник создаёт некое многослойное смысловое обобщение, втягивает зрителя в тонкую интеллектуальную игру. Но создателю комикса сложнее, ведь он рисует историю, а значит, должен не только создать отдельные кадры-обобщения, но и умело организовать их в завершённое художественное повествование, проработать монтажные стыки, высечь смысл из сопоставления несопоставимых кадров. Зацепить читателя, заставить его пережить историю. И в этом плане у комикса много общего с мультипликацией. Многослойность, тонкую игру смыслов в тексте комикса человек должен увидеть. Сделать это непросто, а, не имея развитого визуального мышления, необходимой художественной подготовки и навыков общения с подобного рода текстами, наверное, вообще невозможно. Кроме того, требуются усилие, желание разобраться с текстом комикса, докопаться до сути. И когда это удаётся, когда человеку открывается авторский замысел и тонкая игра смыслов, он удивляется и ахает так же, как во время чтения и осмысления любых других художественных текстов - литературы, кино, живописи и т.д. Нужно только уметь читать. Но, к сожалению, большинство из нас делать этого не умеют. Если с изобразительным искусством, музыкой, театром детей в школе ещё худо-бедно знакомят, то молодые виды искусства - кино, телевидение, несмотря на всё возрастающую роль в жизни ребёнка, вообще остаются вне поля зрения педагогов. Не научившись понимать язык искусства, мы всё своё внимание сосредоточиваем на сюжетно-событийной стороне попадающих к нам в руки текстов, не видим ни то, как эти тексты "сделаны", ни их сложности и многослойности, ни их смыслов. Мы духовно деградируем, становимся уязвимыми, позволяем манипулировать нашим сознанием. Не случайно одной из важнейших задач, стоящих перед современным образованием, является задача обучения ребёнка восприятию разных художественных текстов. К комиксу это имеет самое непосредственное отношение. Отрицать комикс как художественный текст мы не можем, он существует независимо от нашего желания или нежелания. Ругать его, впадать в истерику нет смысла. Это тупиковый путь. Вопрос надо серьёзно обсуждать и исследовать. Сам комикс как таковой - вещь тонкая и сложная, и отношение к нему как к примитивному искусству, оглупляющему детей, для меня, по крайней мере, странно. Оно может говорить лишь о недостаточном знании этого культурного феномена, его природы и возможностей. Другое дело, что пока качество комиксов в России действительно оставляет желать лучшего. И если мы хотим это положение вещей изменить, необходимо искать талантливых художников, помогать им, создавать в стране индустрию комиксов. Конечно, можно надувать щёки и говорить, что карикатура и анекдот - низкие жанры, а комикс - дрянь. Но не верю я в то. что большая часть говорящих это действительно так считает. У нас в обществе существует некая иерархия видов и жанров искусства. Поэтому зачастую реально нам нравится одно, а в ситуации социальной коммуникации называем мы совсем другое, подстраиваемся под шкалу социальной желательности. Комиксы у нас принято ругать, вот мы их и ругаем, боимся показаться смешными, противопоставить себя общественному мнению. У детей эта ценностная шкала ещё не выстроена, поэтому в оценке произведений искусства они непосредственны, искренни. Комиксы детям нравятся и они не стесняются в этом признаться, тянутся к ним, рассматривают и читают. Почему нравятся? Мне кажется, что комикс является почти идеальным для ребёнка жанром. В силу своих психологических особенностей дети отдают предпочтение визуальным искусствам, жаждут образов и динамики. Однако книжным иллюстрациям не хватает подробностей в изложении истории и динамики, а в мультфильмах этой самой динамики слишком много.

Смотря мультфильм, ребёнок находится в бесконечном потоке визуального ряда, ему сложно уловить подробности и нюансы киноповествования, к тому же память его не может их все удержать. Это не взрослый, который запомнит и соотнесёт первый и последний кадры фильма. Комикс в этом смысле более органичен. Он позволяет ребёнку рассматривать изображение в темпе, удобном для него, при необходимости возвращаться к предыдущим кадрам, вносить уточнения и даже охватывать взглядом одновременно все картинки. Благодаря комиксу дети учатся складывать отдельные выхватываемые ими фрагменты художественного повествования в единую сюжетно-событийную конструкцию. Комикс является мощным инструментом воздействия на ребёнка и, естественно, может и должен использоваться в сфере образования. Как? Надо думать. Если педагогов смущает слово "комикс", и они не хотят называть комиксы комиксами - пусть не называют, могут воспользоваться термином "визуальные истории", суть дела не изменится. Но пренебрегать их дидактическим потенциалом не стоит. Я уверен, что любой нормальный учитель, взглянув на вопрос широко, поймёт, что комикс может быть ему полезен. А убедив себя в этом, он найдёт массу путей и возможностей использования его в учебном процессе и внеклассной работе. Учитель должен стать посредником между ребёнком и комиксом, должен научить его читать и понимать этот художественный текст. Кроме того, думаю, было бы полезно учить детей рисовать комиксы, как в своё время в студиях мультипликационных их учили раскадровке, - вещь очень полезная: развивает художественно-творческие и аналитические способности ребёнка, умение видеть целое раньше частей, суть явления или предмета, оттачивает технику работы с разными материалами, изобразительные навыки, чувство композиции и т.д.

Можно предложить детям незавершённый комикс и попросить их придумать финал, а можно дать задание из некоего заданного набора кадров комикса составить собственную историю. Эти задания будут содержать развивающий потенциал, оттачивать творческие способности учащихся, их мышление, а главное - помогут понять особенности этого искусства, научат ориентироваться в подобного рода текстах, понимать их и ценить. Не знаю, как насчёт учебников-комиксов, а вот учебно-игровые персонажи, обменивающиеся репликами друг с другом и ребёнком, вполне могли бы появиться в учебниках для начальной школы. Учебники наши скучные, однообразные, роль визуального ряда в них недооценивается. А подобные персонажи оживили бы и учебники, и учебный процесс, что особенно важно на начальном этапе школьного обучения, когда у ребёнка формируется интерес к учебной деятельности. Они могли бы направлять эту деятельность детей и помогать усваивать учебный материал. Учебно-игровые персонажи использовались в разное время во множестве учебников, даже доказали свою состоятельность, но на страницы серийных учебников так и не попали. Почему бы нам не продолжить эксперименты в этом направлении?

Статью подготовила кандидат педагогических наук Светлана Максимова
119021, г. Москва, Оболенский переулок, д.10, стр.1, офис №6 | LIN-ART design studio | «Дизайн студия ЛИН-АРТ» | 8 (800) 707-9029 | linart@linart.ru | схема проездаfacebook